Неувязки

Экипаж самолета, которым командовал Гастелло, состоял из четырех человек. Кроме командира, в него входили стрелки-бомбардиры лейтенант Бурденюк и лейтенант Скоробогатый и стрелок-радист младший сержант Калинин. Через много лет после войны кинодокументалист Анатолий Алай обнаружил в архивах список потерь 42-й авиадивизии, в составе которой находился экипаж Гастелло. В этом списке к перечню погибших членов экипажа было сделано примечание: «Один человек из состава экипажа выпрыгнул с парашютом из горящего самолета. Кто — неизвестно». Но, по мнению экспертов, конструкция ТБ-3Ф такова, что первым из него может выпрыгнуть только сам командир. Это был большой знак вопроса, возникший в истории Николая Гастелло.

В 1951 году, в Неувязки ознаменование 10-летия подвига, в Белоруссии на самых высоких этажах власти было принято решение расконсервировать братскую могилу, где был похоронен герой, с целью перезахоронения. Однако никакого капитана Гастелло в могиле не оказалось. Вместо него были найдены останки старшего лейтенанта Григория Реутова, стрелка-радиста из экипажа другого ДБ-3Ф, пропавшего без вести в тот же день, 26 июня 1941 года, когда погиб Гастелло. Этим самолетом командовал капитан Александр Маслов, друг Гастелло. Его машина была подбита в том же бою. Удалось найти свидетелей, видевших, что Маслов действительно пытался совершить таран на охваченном пламенем бомбардировщике, но не дотянул до шоссе около 200 метров. Из этой неудавшейся Неувязки попытки, вероятно, и возникла легенда о таране, который был приписан командиру эскадрильи Гастелло. В 50-е годы именем Гастелло уже были названы сотни улиц, колхозов и пионерских дружин. Переписывать историю было поздно, поэтому о том, что в могиле Гастелло лежит вовсе не он, никто не узнал. Более того, в 1976 году на месте гибели самолета Александра Маслова был установлен величественный памятник Николаю Гастелло.


documentadmtxzt.html
documentadmufkb.html
documentadmumuj.html
documentadmuuer.html
documentadmvboz.html
Документ Неувязки